Муравчук Николай Алексеевич

MuravchukМуравчук Николай Алексеевич, младший сержант, командир отделения 4 группы 1 роты. Родился 19.12.1965 года в станице Краснодонецкая Белокалитвтинского района Ростовской области. Русский. Работал в Краснодонецком шахтоуправлении. В Вооруженные Силы СССР призван 23.04.1984 года Белокалитвинским ОГВК.

В Республике Афганистан с августа 1985 года. Принимал участие в 58 боевых операциях. 19.04.1986 года  в составе подразделения выполнял боевую задачу в районе кишлака Чамшай-Масти (провинция Нангархар). Был смертельно ранен осколками разорвавшейся мины ОЗМ-72.

За мужество и отвагу, проявленные в боевых выходах, награжден медалью «За Отвагу», орденом «Красной Звезды» и орденом «Боевого Красного Знамени» (посмертно). Похоронен в станице Краснодонецкая

Вспоминает Михаил Князев:

При мне в группе погибли сержант Коля Муравчук и Лысов Володя. В Суруби подорвались на мине. Какие были парни! На­ши задержали группу из пяти человек. Среди них, как нам ска­зали, оказался пакистанский советник. Они бросились бежать, и по ним открыли огонь. На хребте была 3-я рота. И вот духи, озлобившись, поперли нагло на хребет, их было до 300 человек. Упорные! Они рвались на группу старшего лейтенанта Игоря Ту­пика. Она была самая крайняя на хребте. Наша рота была внизу, кишлак «чесали». Днем мы услышали, что в соседней группе ра­нили Петрикова, больше ничего не знали. Уже вечером мы пошли вытаскивать их. Коля Муравчук должен был увольняться и пере­дать свои обязанности Володе Лысову. И когда мы отправились к группе Тупика, Коля повесил «муху» (гранатомет) на меня. Мы втроем зашли снизу, дошли до скалы, Муравчук и Лысов были налегке, оба высокие, шли впереди меня. В темноте я за что-то зацепился «мухой». Пока отцепился, пока залез на скалу и толь­ко голову над камнем поднял — взрыв! Меня с камня сбросило... Когда очухался на земле — мигом взлетел, не помню как, наверх. Володя лежал на месте, а Коля был ранен, кричал. Подошла дру­гая группа, где был медик, пытались оказывать помощь. Осколок попал Коле в горло, в темноте это не разглядели, возились с ос­колками в ногах. Коля стал задыхаться и в течение часа умер.

Вспоминает Александр Сарапкин:

18 апреля 1986 года. Суруби – местечко в провинции Кабул. Наш отряд как самый подготовленный послали сюда для выполнения боевой задачи. До этой операции у нас был успешный боевой выход, где Николай с отделением захватили у противника ДШК. Тогда его представили к ордену «Красной Звезды». И вот еще одна операция. Нам поставили задачу провести рейд по "духовским" кишлакам с целью уничтожить находящиеся в них банды. Обложили мы один кишлак. Выследили и захватили нескольких полевых командиров. А главарь всей группировки в Суруби ушел. С рассветом "духи" предприняли попытку уничтожить отряд и освободить своих. Но их атаки отбила одна из наших рот, которая находилась в прикрытии на вершине горы. Целый день "духи" атаковали наши позиции, обстреливали из гранатометов, забрасывали гранатами. С наступлением темноты мы выдвинулись на высоту забрать убитых и раненых. Один из подходов к ней, место возможного прорыва противника, был заминирован нашими саперами. Но сообщить нам об этом они не смогли, так как во время работы один был убит, а другой тяжело ранен. Коля шел впереди, он всегда и везде был первым. Почти у самой вершины он и Володя Лысов наскочили на мину. Оба были еще живы, когда мы донесли их до врача. Но помочь тот уже ничем не мог.

Вспоминает Игорь Семенов, замполит 1 роты:

Стоит перед глазами Коля Муравчук – сержант, награжденный медалью "За Отвагу". Потом орден "Красной Звезды". Была у нас такая операция в районе Чамшай-Масти. До увольнения в запас оставалось пять дней. Коля вытаскивал раненых из-под огня. Случайная растяжка – и пятьдесят осколков вошли в его тело. Последние слова его были: "Ну, все, ребята!" Посмертно – орден «Красного Знамени». Я плакал тогда, как ребенок, думая о том, как все-таки несправедлива судьба. Золотой был парень, с которым можно было идти хоть к черту на рога. Забыть это невозможно....

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить