Татарчук Сергей Анатольевич

TatarhukТатарчук Сергей Анатольевич, старший лейтенант, командир 3 роты. Родился 09.05.1961 года в городе Кировограде Кировоградской области Украинской ССР. Украинец. В Вооруженных Силах СССР с 05.08.1978 года. Окончил Киевское ВОКУ.

В Республике Афганистан с июня 1985 года. Сначала был командиром 3 группы 3 роты, а затем назначен командиром этой же роты. Неоднократно участвовал в боевых операциях. Проявил себя смелым и мужественным офицером. 21.02.1986 года разведгруппа под его командованием, выполняя реализацию разведданных, вступила в бой с моджахедами. Умело командуя подчиненными, лично уничтожил нескольких «духов», но сам был тяжело ранен. От полученных ран скончался в госпитале 01.03.1986 года.

За мужество и отвагу награжден орденом «Красной Звезды» и орденом «Боевого Красного Знамени» (посмертно). Похоронен в поселке Вороновица Винницкого района Винницкой области Украинской ССР.

Вспоминает Вадим Гарбар:

С Сергеем Татарчуком мы учились вместе. Спокойный, хороший парень. Причем в училище он не сразу поступил, был в резерве, так как не прошел по конкурсу. Потом взяли. От остальных ничем не отличался, разве что занимался спор­том больше, чем другие, был кандидатом в мастера спорта по самбо. Женился в училище, жена Вера - из Киева, сам - из Кировограда. После училища попали на Дальний Восток: я, Василий Таркан и Сеня, как мы его звали. В Афганистан сразу не направили. Служил в офицерском резерве, а оттуда вместе с нашим батальоном пересекал границу. Воевал нор­мально.

А как погиб? Проводили налет на базу мятежников. В ноч­ном бою командир разведгруппы старший лейтенант Татарчук получил пулевое ранение в живот. Что такое ранение в живот? В течение двух-трех часов раненый должен быть на операци­онном столе. К сожалению, авиация забрать его не смогла. С гор спускали сами, на бронегруппе довезли до госпиталя в Джелалабад, где ему сделали несколько операций. Мы воз­вращались с боевых действий, еще набрали ему мандаринов, но он уже умер…

Вспоминает Владимир Денищенков:

На командиров нам везло. Любимцем всего батальона был старший лейтенант Сергей Татарчук. У него с комбатом было много общего: такой же бескорыстный, о себе меньше всего заботился, в службу все силы и душу вкладывал. Командир грамотный и решительный, храбрый, отважный. Роту нашу сразу в отличные вывел. И пока ею командовал, первенства в батальоне мы ни­кому не отдавали.

С Татарчуком на самое трудное задание ходили охотно, потому что знали: случись что - в беде не оставит, пришлет кого-нибудь на помощь или сам придет на выручку. Младшему сержанту запаса Ивану Савчуку и Олегу Жихореву не забыть того ночного боя, когда они вдвоем оказались в гуще душманов. Савчук был ранен, рация разбита, на двоих осталась одна граната. Нетрудно представить, чем бы все закончилось. Но в эту самую критическую минуту примчался им на выручку стар­ший лейтенант Татарчук с группой солдат. Все вместе с такой яростью ударили по мятежникам, что те, не выдержав натиска, оставили высоту.

Наш ротный находился там, где решался исход боя, где было опаснее. Из боя выходил последним, когда убеждался, что никто не остался ни раненым, ни контуженым.

Чутким и душевным человеком был наш командир. Простым и доступным. С ним можно было поговорить на любую тему, посоветоваться по любому вопросу. Ему можно было доверить самое сокро­венное. Он никогда не повышал голоса, как бы ты ни провинился. Нет, он не панибратствовал, и мы не похлопывали его по плечу. Он и наказать мог по всей строгости. Но только тогда, когда больше никак не мог повлиять на солдата. А такое случалось очень редко. Потому что любили мы своего ротного. И любовь наша проявлялась прежде всего в старании, в самом добросовестном отношении к службе. Приказы Татарчука, его задания и поручения, важные и второстепенные, выполнялись с особым рве­нием. А всякое дело, если оно сделано с любовью к тому, кто его поручил, если в него вся душа вложе­на, оно всегда надежнее и крепче.

Если сказать коротко - был для нас Татарчук как добрый и строгий старший брат. Между собой мы называли его ласково - Сеней. Бывало, отсутствовал он, в командировку уезжал или в отпуск - вся рота грустила и тосковала. А когда возвращался, радости нашей не было предела: ротный приехал - значит будет полный порядок!

В тяжелом ночном бою старший лейтенант Татарчук был ранен. Вел он себя мужественно, не охал и не ахал, будто всего-навсего царапнуло камешком по животу. Роту оставлять не хотел, какое-то вре­мя еще продолжал командовать, пока комбат не приказал отправить его в госпиталь. Младший сер­жант Иван Савчук, рядовой Игорь Каганцов и я в сопровождении «хадовца» быстро спустили командира к бронетранспортерам афганского подразделения. Через несколько дней дошла до нас печальная весть о том, что старший лейтенант Татарчук умер в госпитале. Его смерть потрясла весь батальон. А мы поклялись, что вра­гам отомстим, что будем держать боеспособность нашей роты на том уров­не, на каком была она при Татарчуке.

Своего командира, на­шего любимого Сеню, мы не забудем никогда. В па­мять о нем назвал сына Сергеем бывший ротный санинструктор Геннадий Городецкий. Назовут Сережками своих сыновей Виталий Ракицкий, Александр Соловьев, Олег Азаревич…

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить