Вылазка в «Кареру»

Много сказано и написано про укрепрайон «Карера». Многих боевых друзей потеряли мы, наведываясь туда, в гости к «духам».

А по прошествии стольких лет, хочется восстановить в памяти и на бумаге боевые операции, в которых довелось принять участие. Ведь некоторые эпизоды забылись, а некоторые до сих пор с тобой, как будь-то, это было только вчера. И, наверное, уже будут с нами до конца, и никуда от этого не деться, как бы мы порой не старались. В связи с этим вспоминается небольшая вылазка в печально известный укрепрайон. Осенью 1986 года командованием было принято решение немножко потревожить «осиное гнездо». Точную дату сейчас не вспомнить, знаю только, что это было  после нашего с Саней Пикуриным возвращения из Джелалабадского госпиталя после ранения. Нас тогда еще взводный не хотел брать на боевой выход, так как предстоял длительный пеший марш, но мы его все-таки уломали.

Разведотряду 334 ооСпН в составе 1 роты (командир старший лейтенант А.Кистень) была поставлена следующая задача: ночью переправиться через р.Кунар по Наубадскому мосту, совершить марш мимо кишлаков Саркани-Сангар-Дунай, подняться в горы, занять скрытные позиции с видом на укрепрайон и с рассветом начать корректировку огня батареи 122-мм гаубиц Д-30, которые должны были отработать по «Карере». Приказ был себя не обнаруживать и в огневой контакт с моджахедами без необходимости не вступать. Чтобы скрыть выход разведотряда из лагеря от любопытных глаз, был предпринят отвлекающий маневр. Дело в том, что разведроты 334 ооСпН в это время строили себе казармы, и с окрестностей Асадабада возили на машинах камни и глину для кладки стен. Это и было решено использовать для того, чтобы «духовские» осведомители ничего не пронюхали. Ближе к вечеру разведчики скрытно загрузились в крытые «Уралы» и колонна направилась в сторону кишлака Наубад. Прибыв на место, несколько бойцов начали имитировать сбор и погрузку камня. С наступлением темноты разведгруппы покинули машины, и колонна ушла назад в лагерь. Перейдя через р.Кунар по Наубадскому мосту, мы вышли на дорогу, ведущую мимо кишлаков Саркани-Сангар-Дунай. Мимо спящих кишлаков прошли тихо и незаметно так, что даже ни одна собака не залаяла. Поднявшись в горы, командиром было принято решение сделать привал в нежилом кишлаке. Разведотряд расположился в одном из строений, которое саперы предварительно проверили на наличие растяжек и других «сюрпризов». Выставили боевое охранение, и бойцам даже удалось пару часиков подремать. Ближе к утру, проделав остаток пути, вышли к намеченной цели. Заняв позиции, используя в качестве маскировки камни, плащ-палатки и ветки кустарника, стали ждать рассвета. Пасмурная погода, начавшийся небольшой дождь и туман, окутавший горы с восходом солнца были в этот раз нашими союзниками. Когда туман немножко рассеялся, «Карера» предстала пред нами во всей красоте, которую вскоре нарушил шелест летящих снарядов. Это была уже другая красота – вздымающихся взрывов, рушащихся скал, летящих осколков камней. Чтобы случайно не обнаружить себя, основной состав разведотряда находился на склоне невидимом со стороны укрепрайона. Лишь небольшая группа – командир, связист и еще несколько бойцов расположились так, чтобы была возможность видеть происходящее и корректировать огонь артиллерии. Обработка позиций «духов» продолжалась почти весь день с небольшими перерывами. Моджахеды, конечно же, понимали, что не просто так «работают» гаубицы, что кто-то ведет корректировку, но им было не до этого. С наступлением темноты разведотряд покинул свои позиции и отправился в обратный путь, который на удивление преодолели легко и быстро. Может это в какой-то степени и послужило поводом к разговорам, что 1 рота не ходила в «Кареру», а отсиживалась в каком-нибудь кишлаке. Масла в огонь добавило еще и то, что перед выходом на задание командир роты поручил Замяткину Виталию вести фотосъемку укрепрайона во время обстрела, но по возвращению в лагерь, при проявке фотопленка оказалась испорченной. Так что, мы не смогли представить документального подтверждения выполнения поставленной задачи. При подходе к Наубадскому мосту мы обозначили себя ракетами, чтобы поджидавшая там «броня» знала, что идут свои. А артиллеристы, дабы облегчить нам дорогу, «повесили» несколько осветительных снарядов.

По прошествии стольких лет, что-то конечно позабылось, поэтому если кто может добавить замечания, поправки или дополнения, буду только признателен. Ведь это наша история, и только все вместе – кто в этом участвовал, кто это пережил – мы сможем по крупицам ее восстановить.

Заместитель командира 4 группы 1 роты старший сержант Лебеденко Владимир.


 

Комментарии  

 
0 #4 Евгений 09.11.2011 19:54
Игорь пополз закидывать дувал гранатами,я прикрывал его автоматным огнём,Андрей Ефимов прикрывал пулемётным огнём - но пуля дура - Козырева прошила насмерть, меня духи достали с гранатомёта ,а Ефим отстреливался!! ! Кистень меня тянул на горбу к вертушкам!!!
Цитировать
 
 
0 #3 Эдуард 11.06.2010 21:57
Володя я понял. Смутно но припоминаю. Извини за неуместный комментарий.
Цитировать
 
 
0 #2 Лебеденко Владимир 11.06.2010 12:26
Эдик, ты говоришь про боевой выход в Кареру 18 декабря 1986 года. Тогда у нас в 1 роте погибли Игорь Козырев и Рустам Сапаров. Были потери и в других подразделениях. А в рассказе я вспоминаю небольшую вылазку в этот укрепрайон для корректировки огня артиллерии и с приказом в огневой контакт с "духами" не вступать, т.к. ходили небольшой группой. Было это где-то в ноябре месяце - молодежь уже пришла и с нами ходила.
Цитировать
 
 
+1 #1 Эдуард 10.06.2010 15:36
Могу с точностью сказать дату выхода!
В ночь с 16-го на 17-е декабря вышли.
17-го днёвка в горах на подходе к Карере.
18-го декабря - БОЙ. В нём погиб Игорь Козырев с вашей роты. Он конечно погиб не один. Просто я с ним в учебке был в одном взводе - поэтому у меня Карера связана с его именем.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить