Высота 2310

Посвящается двадцатилетним,
Прожившим так мало,
Прожившим так много.  

По прошествии многих лет хочется вспомнить боевой выход под кодовым названием «Высота 2310».

Конец декабря 1986 года – разведотряд 334 ооСпН только, что вернулся из печально известного укрепрайона «Карера», где 18 декабря в ходе боевой операции потерял несколько человек убитыми и ранеными. И вот немного отдохнув, придя в себя и приведя в порядок оружие и технику, в предвкушении встречи Нового 1987 года (подготовка шла полным ходом, в заначках в термосах уже булькала бражка), 1 рота получает приказ готовиться к боевому выходу. С какой неохотой и раздражением бойцы приняли это известие. Да и офицерам не очень-то хотелось встречать Новый год в горах. Но с начальством не поспоришь, приказ есть приказ. Официально задача состояла в следующем: разведотряд 334 ооСпН в составе 1 роты и приданных ей нескольких бойцов из группы минирования должен был, пройдя по возвышенностям над Мараварским ущельем, подняться на высоту 2310 с целью ее минирования, чтобы не дать «духам» возможности пуска РСов с этого направления  по расположению батальона на новогодние праздники. Но была и неофициальная версия этого выхода – что просто командованию нужно было сплавить 1 роту подальше от глаз проверяющих и во избежание каких либо праздничных ЧП.

Началась подготовка. Проверили оружие и снаряжение, получили горный сухпай. К тому же почти каждому, вдобавок к основному боекомплекту, выдали по мине ОЗМ-72 (а это лишние 5 кг), которые ребята-минеры должны были установить на высотке и на подступах к ней. Ночью 27 декабря 1986 года разведотряд двигался по горному склону к назначенному месту в следующем боевом порядке: в головном дозоре первая группа, за ней третья, потом четвертая, замыкала боевой порядок вторая группа. Шли, как обычно, цепочкой, друг за другом. В какой-то момент 2 группа замешкалась и отстала. В это время идущие впереди огибают какое-то препятствие на своем пути. Вторая группа, видя в просветах между деревьями, хвост удаляющейся  колонны решают сократить разрыв и идут напрямую, но из-за спешки и темноты не замечают растяжку «духовской» мины. Погиб командир 2 группы старший лейтенант Виктор Рудометов и кто-то из минеров, шедших с этой группой. Рудометову маленький, один единственный осколок попал прямо в сердце. Мы даже сначала не поняли, что с ним случилось – не было ни крови, ни ран. Уже потом, при более внимательном осмотре, обнаружили в груди крохотное отверстие.  Когда прогремел взрыв, в 4 группе разведчик Горб Валерий, следовавший сразу за мной, вдруг присел на землю – шальной осколок от разорвавшейся мины угодил ему в затылок. Шедший за ним Дубина Сергей, разорвал свой ИПП (индивидуальный перевязочный пакет) и наложил повязку. Командир роты принимает решение отправить 2 группу с погибшими вниз. Но какой-то злой рок преследовал их в этот раз. Лишний раз, на горьком опыте, нам пришлось убедиться, что команда «Стой!» должна выполняться неукоснительно и незамедлительно. Видя, что начавшая спуск группа, уклоняется от указанного маршрута и выходит на мины, поставленные ими же, все, кто это наблюдал, и у кого были рации, заорали: «2 группа! Стоять!». Но до выходцев из Среднеазиатского региона команды всегда доходили туго и не с первого раза. Находясь выше по склону, мы с содроганием наблюдали, как группа движется к трагической развязке, но ничего не могли сделать. Уже второй взрыв разорвал ночную тишину. Погибли рядовые Древаль Сергей, Сафаров Убайдуло, Эльмурадов Махмаюсуп. Тяжелое ранение в живот получил Яценко Александр. Так как до отметки 2310 оставалось совсем немного, было принято решение все-таки дойти до нее, неся раненых и убитых,  выполнить поставленную задачу и спуститься вниз по горному хребту. У самой вершины на склоне была обнаружена какая-то землянка, где еле-еле смогли разместиться управление и раненые. Минеры с группой прикрытия ушли минировать вершину и подступы к ней со стороны Пакистана. Остальные расположились на склоне в снегу, который местами доходил до пояса. Выручали пакистанские «спальники» – легкие и теплые. Сидели в них, зарывшись прямо в снег, разувшись и растирая ноги, чтоб не обморозить. В землянке раненому Яценко постоянно ставили промедол и капельницы. Но ранение было очень тяжелое, и к утру он умер. Это был его первый и последний боевой выход. Он числился в штате 1 роты, но постоянно находился на банно-прачечном комплексе, и комбат, решив сделать из него настоящего разведчика, отправил с нами на задание. Дождавшись, когда минеры закончили установку ОЗМ, разведотряд отправился в обратный путь. Бойцы четвертой группы, по очереди сменяя друг друга, на плащ-палатке несли тело старшего лейтенанта Рудометова. До сих пор не могу забыть приторно-сладковатый запах крови. Восхищаюсь мужеством Горб Валерия – раненый в голову, он не только шел сам, но еще и помогал нести убитых. Единственное, чтобы  как-то облегчить ему движение, мы забрали у него оружие и снаряжение. К утру, измотанные дорогой и тяжелой ношей, спустились в брошенный кишлак, где устроили привал, ожидая вертушек за ранеными и убитыми, и «броню» за всеми остальными. Горб Валерий в роту уже не вернулся, оказалось, что осколок пробил ему в затылочной кости отверстие с двухкопеечную монету (советского образца), и его после госпиталя комиссовали по ранению. Ну а мы Новый 1987 год все-таки встретили в расположении батальона, хотя праздник этот был не очень радостным. А впереди нас ждали долгие месяцы «афганской» войны.

Заместитель командира 4 группы 1 роты старший сержант Лебеденко Владимир.
 

Комментарии  

 
0 #18 олег 13.08.2016 10:41
Кто помнит Биркон?
Цитировать
 
 
0 #17 Эдуард 06.01.2011 10:34
Ваня, спасибо за полную информацию! А то сколько лет прошло, а действительную картину узнал только сейчас.
Жалко мужиков.
До связи!
Цитировать
 
 
0 #16 Симоника Иван 06.01.2011 08:47
Я не знаю точно как выходила вторая рота, но она выходила тем самым путем с бронегруппой что и входила на задачу. Нерусские ребята воевали не хуже нас, они были выносливыми, никогда почти не здыхали на выходах в отличии от славьян, были надежными друзьями и не трусили.Ихнее знание языка, нам очень часто помогало в боях. Хочу выразить Владимиру Лебеденко очень большую благодарность за создание сайта, за его труд. Он как никто другой приложил все свои силы, знания и умение, чтобы сохранить память о тех событиях, и о людях учавствовавших в них. Владимир если Вы захотите, то можете дополнить свой рассказ и моими воспоминаниями. С увежением к Вам фельдшер медпункта ст.прапорщик Симоника Иван.
Цитировать
 
 
0 #15 Симоника Иван 05.01.2011 22:23
Прошу прощения. Второй подрыв случился, когда бойцы отстали с убитым, а минер думал что уже все прошли и ушел от растяжки. Никто из первой роты не мог кричать на нерусских не туда пошли потому, что мины ставила третья рота. Погибли те, кто нес убитого. Может меня кто нибудь дополнит или поправит. Думаю здесь важна истина, тогда мы поймем свои ошибки и неудачи.
Цитировать
 
 
0 #14 Симоника Иван 05.01.2011 22:12
Загудели вертушки и на душе стало теплее. Восьмерка на нашу площаку могла сесть с третьего захода и то не полностью села пердне колесо почти весело над пропастью. Загрузили убитых потом начали грузить раненых, все проходило в считанные минуты ведь с любого места мог заработать ДШК или гранатомет. Помню силой толкаю бойца в вертушку и кричу давай быстрей, а он говорит мне какимто безвинным голосом, товарищ прапорщик я не раненый я вам помогал. Когда приземлились все в расположении наступила какаято апатия и безразличие, чувство собственной вины за случившееся, а тут из ЦБУ сказали еще, что в Асмаре ранен Якута, два батальйона перешли к духам и вот вот духи возьмут Асмар. Вот так мы встретили наступающий 1987 год. В этой операции никого не считаю виноватым ни командование ни действия личного состава. Очень жаль- но то его величество случай унесший и покалечивший жизни молодых солдат.
Цитировать
 
 
0 #13 Симоника Иван 05.01.2011 21:56
Начался спуск. Если мы за 12 часов прошли три километра три километра все здоровые то спуск обещал быть тяжелее. Так и случилось. сначала еще шли неплохо распределили на всех убитых и раненых меняя друг друга. хотя и снег был кругом пить хотелось ужасно. Люди сильно устали, шли почти на автопилоте.Ктото уронил БН-12 следующий проходит почти не реагируя третий молча подобрал. Рассвело но мы продолжали спуск. Пришли к тому месту откуда третья рота начинала подьем. Попросили Гришу закинуть воды, но Гриша сказал: еслибы я мог посадить вертолеты и скинуть воду, я забралбы вас всех оттуда. Посадить вертушки негде и опасно было ведь мы находились в низине между злощасным хребтом и Мараварским постом. Но одно место выбрали, площадка видно для обмолота зерна но мешало дерево. Минеры прикрепили заряд и дерево слетело в пропасть. Саше Яценко скончался буквально за минут двадцать до прилета вертушек. Таким образом стало наоборот семь убитых и шесть раненых.
Цитировать
 
 
0 #12 Симоника Иван 05.01.2011 21:40
Я до сих пор не знаю где находился Дмитрук, наверное с второй ротой, потому, что с первой и третьей его небыло. По радио Дмитрук предложил третьей роте спускатся по хребту в сторону Новобадского моста так как этот хребет может быть весь заминирован. Поливец в этой ситуациине хотел спорить с Дмитруком, эотя и небыл согласен с этим решением. Тогда микрофон взял я и сказал Дмитруку матом (хотя в эфире категорически запрещалось матерится) Какого хрена мы полезем вниз сами, если там шесть убитых и семь раненых, как они спустятся без нас? Мой мат и настойчивость возымели действие и нам дали команду возвращатся к первой роте. Подошли к дувалу: Убитые лежали под стенкой на улице по правую руку от спуска. Раненые и остальные внутри дувала. Самым тяжелым раненым был Саша Яценко, много осколков в живот. Он только недавно вернулся из инфекционного отделения медроты. Было понятно что Саше выжить в этой ситуации будет очень тяжело. Но он не скулил и держался до самой кончины очень достойно.
Цитировать
 
 
0 #11 Симоника Иван 05.01.2011 20:23
... Что случилось? И полный был шок когда по радио передали, что уже шесть убитых и семь раненых.Вот тут и наступило полное замешательство. Командование не знало, мы уже догадывались, что это на наших. Решение было следующим: первой роте с шестью убитыми и семью ранеными идти к дувалу, а третьей роте двигатся дальше. После двух взрывов по всем ущельям и близлежащим кишлакам полетели вверх трасера. Третья рота вышла на высоту 2315 или (2325)точно не помню и поставила три комплекта "Охоты".
Цитировать
 
 
0 #10 Симоника Иван 05.01.2011 20:12
Неразбериха вышла потому, что третья рота прошла свои мины и что случилось сзади не могли знать, а первая рота не знала о их точном местонахождении . Маяками были два минера. Поэтому все подумали, что напоролись на духовскую.Когда мы подбежали к ротному он дышал но был без сознания. Нигде следов крови. Меня накрыли плащпалаткой и с фонариком я начал разрезать одежду, чтоб увидеть куда ранен Витя. Сергей Клочко собирал капельницу. Дырочка под правой ключицей 3 на 3мм. Я заметил что он не дышит, положил руку на сердце-тихо.Пульс-молчит. После этого сказал ребятам, что капельница уже не нужна... Гриша принял решение и передал по радио: первой роте с убитыми возвращатся в дувал и ждать третью роту, а третьей роте продолжать движение и выполнить поставленную задачу. После выполнения вернутся к первой роте и вместе спускатся. Хоть и командовал Дмитрук, но все знают, что в таких случаях вмешивался Гриша гдебы он не находился. Мы немного прошли вперед и прогремел второй взрыв.
Цитировать
 
 
0 #9 Симоника Иван 05.01.2011 19:55
...Витя только женился в отпуске и очень хотел попасть в батальйон на новый год к своим, чтоб не оставатся на праздники в штабе бригады.(Вы помните, что перед праздниками плановые полеты были запрещены, кроме экстренных) Саша Кистень заболел и командование ротой было возложено на Рудометова.... С наступлением темноты после дневки к третьей роте вышла первая. Зашли в дувал позавидовали нам,что мы хоть не на открытом ветру дневали, поговорили, согласовали задачи и выдвинулись.Третья рота пошла впереди так какнам выше подниматся и мы должны обозначить поставленные мины. Возле первой и второй мины третья рота оставила по минеру. Первую все прошли успешно, а вот возле второй вышла непонятка, почему ротный пошел прямо на растяжку? ведь погиб и минер стоявший у растяжки. Взрыв прогремел в полной тишине и никто не понял, что случилось. Начали запрашивать по радио и тогда сказали, что ранен ротный и еще один боец погиб. Никто сразу не понял, что это наша мина.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить